Получайте новости с этого сайта на

Вирус как война

Как выйти из войны победителем? И как в процессе войны создать задел для будущего экономического рывка? Пригодится опыт успешно выигранных настоящих войн.

«От советского Информбюро»

Новости напоминают военные сводки: перекрываются границы, развёртываются военные госпитали, есть многочисленные жертвы среди мирного населения - «раненые и убитые» вирусом.

Как на любой войне, есть и те, кто находится на передовой: врачи, медицинский персонал. Фронт – это прежде всего система здравоохранения. Врачи – офицеры, весь остальной персонал больниц (врачи, медсёстры, водители, техники и вообще весь персонал медицинских учреждений) – рядовые и сержанты. И среди них тоже есть жертвы. И точно так же как, например, в годы Великой отечественной войны, требуется срочная подготовка резервов - от комсостава до рядовых.

Эти резервы нужны не только для восполнения боевых потерь среди личного состава, но и для замены свежими резервами «потрёпанных в боях» частей и соединений, то есть, банального отдыха.

Точно так же, как и во время войны, становится актуальным лозунг «Всё для фронта, всё для победы!». Быстро перестроиться и обеспечить передовую всем необходимым должен «тыл». В нашем случае требуется срочно обеспечить врачей помещениями, аппаратурой, лекарствами, тестами и всем остальным необходимым для борьбы с болезнью.

Как и во время войны, простые люди должны по команде укрыться в «бомбоубежищах», роль которых в нашем случае, к счастью, играют наши дома и квартиры. Но люди должны быть обеспечены средствами индивидуальной защиты (медицинских масок до сих пор нет!), а также продовольствием.

Пока доступны продукты в магазинах, люди могут купить всё необходимое за деньги. Но денежные запасы у людей не безграничны, у некоторых таких запасов просто нет. В условиях, когда вся экономика замерла, в первую очередь попадают под удар те, кто был занят в неформальном секторе экономики или самозанятые. 

Что, например, во время объявленного месяца оплачиваемых выходных дней получит человек, который работал без оформления трудового договора? А что заработают индивидуально работающие маникюристы или парикмахеры? Аниматоры, проводящие детские праздники? Поток доходов таких людей просто сразу обнулился. А ведь пострадают не только они, но и члены их семей.

Предприятия останавливаются

У тех, кто работает трудоустроившись официально, и даже на крупных предприятиях, тоже могут возникнуть трудности. Ведь заводы и фабрики, остановившись, лишаются возможности производить и продавать свою продукцию. Да и кому продавать? Почти все потребители, даже если это другие производственные предприятия, тоже на карантине.

Но и в тех редких случаях, когда покупатели ещё есть, проблемы не исчезают. Прерываются цепочки поставок. Предприятия прекращают выпуск продукции из-за отсутствия необходимых материалов и комплектующих из «оккупированных врагом» (в нашем случае – вирусом) территорий. Так, практически все наши автомобильные заводы ещё до объявления карантина столкнулись со срывом поставок деталей, узлов и агрегатов сначала из Китая, а затем и из Европы.

Свою лепту вносит и отсутствие работников, отправленных на карантин.

Всё это значит, что поток доходов предприятий и организаций где внезапно, где постепенно, но почти повсеместно иссякает. И в ближайшее время они не смогут выплачивать своим работникам деньги, даже если очень того захотят.

А значит, что и крупным предприятиям тоже потребуется, а некоторым уже требуется, срочная поддержка.

В мире не лучше

Последствия нынешнего кризиса для экономики будут очень и очень серьёзными. Экономический рост в Китае, этом локомотиве мировой экономики, по итогам года может отсутствовать, возможно даже падение ВВП.

В США, где количество заражённых уже превысило китайский уровень, удар по экономики тоже небывалый. Раньше о кризисе свидетельствовало число обращающихся за первичным пособием по безработице в неделю: порядка 500 тысяч. 665 тысяч – таким до недавнего времени был исторический рекорд, достигнутый в марте 2009 года. Но вот за неделю, закончившуюся 21 марта, за пособием обратилось сразу 3,3 млн. человек, а за следующую неделю (по 28 марта) - уже 6,65 млн.!

График 1. За неделю с 22 по 28 марта работу потеряло в 10 раз больше американцев, чем на пике кризиса 2008-2009 годов

Источник: FRED https://fred.stlouisfed.org/series/ICSA

Такое количество внезапно потерявших работу людей просто поражает: 10 миллионов человек оказались безработными всего лишь за две недели.

Где взять деньги?

Как же решить все эти многочисленные проблемы?

«Для ведения войны мне необходимы три вещи: во-первых — деньги, во-вторых — деньги и в-третьих — деньги»

- говорил Наполеон.

«Деньги – это артерия войны»

- за сто лет до Наполеона утверждал Пётр Великий.

Великие императоры и полководцы знали, что говорили. И не случайно Центральные банки и правительства большинства стран анонсируют сейчас масштабные программы финансовых вливаний, направленные на стабилизацию ситуации и предотвращение коллапса финансовой системы и, соответственно, реальной экономики.

А что Россия? Может ли она выйти из кризиса не ослабшей, как прогнозируют одни и надеются другие, а окрепшей и готовой к быстрому экономическому рывку? Такая возможность есть.

В истории много примеров такого рода, когда война не только не мешала развитию, а наоборот, способствовала настоящему экономическому прорыву. Например:

  • «Золотой век Голландии» (конец 16 – 17 век) в большей своей части пришёлся на восьмидесятилетнюю войну.
  • Взлёт Великобритании к мировому господству в 19 веке произошёл во время «наполеоновских войн».

Анализ этих случаев даёт нам важную подсказку: важен государственный долг!

И в Голландии, и в Великобритании (см. график 2) финансирование затяжных, но победоносных войн шло за счёт наращивания внутреннего государственного долга.

График 2. Рост внутреннего долга в Великобритании (млн фунтов стерлингов на начало года)

Источник: Public Sector Debt Outstanding in the United Kingdom, Millions of British Pounds, Annual, Not Seasonally Adjusted, https://fred.stlouisfed.org/series/PSDOUKA

Удивительным образом подобную же стратегию роста ещё раньше, на излёте Средневековья, с успехом использовали лидеры мирового прогресса того времени – города-государства Северной Италии: Венеция, Флоренция, Генуя.

Успешно использовал государственный долг (облигации внутреннего займа) и Советский Союз, что помогло без расстройства денежной системы совершить промышленный рывок первых пятилеток, а также победить в Великой Отечественной войне.

К сожалению, в 1957 году Никита Хрущёв разрушил эту важную стабилизирующую опору денежной системы, отказавшись платить населению по долгам советского государства. И это в скором времени привело к дестабилизации денежной системы.

Почему внутренний государственный долг?

Потому что все другие варианты значительно хуже.

Так, мобилизовать значительные средства путём повышения налогов не получится по двум причинам.

Во-первых, доходы населения за последние 5 лет и без того уже снизились. А предприятия, как мы показали выше, сейчас сами окажутся в предбанкротном состоянии.

Во-вторых, фискальные меры плохи тем, что их невозможно реализовать быстро. Даже объявленный президентом Путиным дополнительный налог на процентные доходы с банковских депозитов более 1 млн. рублей не даст эффекта для бюджета ранее 2022 года (с 2021 года налог вступит в силу, а платить по итогам года будут уже в 2022 году).

Эмиссия денег Центробанком под обязательства правительства тоже имеет изъяны. Прежде всего в том, что возможна она лишь в ограниченных масштабах, ибо без дополнительных специальных мер легко провоцирует инфляцию.

Ничем не лучше и внешний долг. Нужно понимать, что российской экономике для работы нужны полновесные рубли, а не валюта, какой бы твёрдой она не была. А в случае получения валюты по внешним займам вопрос эмиссии рублей на эту сумму Центральным банком всё равно возникнет, со всеми вытекающими инфляционными последствиями.

Но самое главное, что ни от эмиссии, ни от внешних займов российские граждане и предприятия богаче не становятся. А вот беднее станут с гарантией.

Внутренний же государственный долг всех этих недостатков лишён:

  1. Инфляционных рисков - нет. Выпуск в обращение государственных долговых бумаг инфляционного воздействия на экономику не оказывает. Почему, понятно из простой схемы: если, скажем, государство вливает в экономику в ходе борьбы с коронавирусом 50 триллионов рублей, но одновременно с этим получает от населения в долг такую же сумму в 50 триллионов рублей, то никакого инфляционного эффекта в этом случае не возникает.
  2. В отличие от дополнительных налогов внутренний госдолг не уменьшает богатство населения и предприятий, а лишь переводит их из денежной формы в форму ценных бумаг (облигаций правительства). То есть, меняется лишь форма активов.
  3. Долг ликвиден. Свободное обращение этих бумаг позволит их держателям в случае необходимости не ждать срока погашения, а продать их на свободном рынке или получить в банке кредит под залог. Банки будут только рады выдавать кредиты под такое надёжное обеспечение.
  4. Совокупное богатство растёт. Доходы от этих ценных бумаг будут увеличивать богатство российских юридических и физических лиц, а не уменьшать его.
  5. Каждый платит в меру возможностей. Не имеющие свободных денег не смогут дать государству в долг, но это и не требуется. Будет достаточно, если долговые ценные бумаги приобретут те, у кого такие возможности есть.

Что для успеха такого мероприятия важно? Чтобы у ценной государственной бумаги была привлекательная доходность, - это во-первых, и чтобы она была защищена от обесценивания, во-вторых. Можно, например, индексировать номинал бумаги на уровень инфляции (защищённые от инфляции ценные бумаги, аналог американских TIPS). Номинал других бумаг можно привязать к курсу какой-либо иностранной валюты или корзины таких валют.

Экономический рывок России

Каким образом дополнительное богатство в виде облигаций государственного займа сможет трансформироваться в ускорение экономического роста?

Статистический анализ показывает, что ВВП России имеет практически стопроцентную корреляцию с реальной денежной массой. Так, в 2000–2008 годах высокие темпы экономического роста наблюдались благодаря тому, что в этот реальная денежная масса период росла гигантскими темпами (средний темп +26% в реальном выражении). Но каков был механизм этого роста? Каким образом Банк России добавлял рубли в экономику?

В 2000–2008 Банк России годах наращивал количество денег, хотя и не потому, что заботился об экономическом росте. Опасаясь излишнего укрепления рубля и наступающей вследствие этого так называемой «голландской болезни» экономики, он скупал хлынувшие в страну нефтедоллары на «свежеотпечатанные» рубли. С 1 сентября 1999 по 1 августа 2008 года золотовалютные резервы России выросли с 11 до 597 миллиарда долларов (см. рис. 11).

График 3. Золотовалютные резервы России

Источник: ЦБ РФ, http://www.cbr.ru/hd_base/Defa...

Чтобы оценить объемы скупки валюты Банком России, к приросту золотовалютного резерва на 586 миллиардов долларов надо прибавить еще порядка 120 миллиардов долларов – именно на такую сумму за это время уменьшился внешний государственный долг.[1]

Этот российский опыт не уникален. Все развивающиеся страны, экономики которых с 1960 по 2000 год росли быстрыми (более 3 процентов в год) темпами, использовали тот же самый механизм роста[2].

Может ли Банк России и сегодня активно скупать валюту, чтобы продолжать добавлять рубли в экономику? Может. Но такой канал прироста денежной массы сталкивается как минимум с двумя ограничениями:

- во-первых, сегодня скупка валюты ещё больше понизит курс рубля, что в настоящее время нежелательно;

-во-вторых, и это гораздо существеннее, чтобы экономика России росла темпами хотя бы 5–6 процентов в год, объем вкачиваемой в экономику ликвидности (30–40 триллионов рублей ежегодно в 2020 и 2021 годах) должен быть настолько масштабным, что объемы скупки валюты (порядка 450 миллиардов долларов в год) должны превышать даже рекордный профицит счета текущих операций (112 миллиардов долларов в 2018 году) в несколько раз. А с падением нефтяных цен профицит значительно уменьшится.

Но если для решения нынешних проблем с коронавирусом использовать внутренние займы, то таким образом возникнет рынок активов объемом в десятки триллионов рублей, позволяющий использовать уже эти активы (а не иностранную валюту) для наращивания рублёвой денежной массы путём покупки этих ценных бумаг Банком России. Буквально так, как это сейчас на триллионы долларов делает ФРС США. И как вообще это делают все страны-эмитенты резервных валют.

В определённом смысле, чем больше будет объём этого долга, тем больше возможностей получит наш Центральный банк ускорить экономический рост в России, не прибегая к покупкам валюты.

Заключение

Подобно Голландии в 17 веке или Великобритании времён «наполеоновских войн» Россия может использовать войну с коронавирусом для экономического рывка.

Во всякой войне главное, что будет после войны. Сейчас, когда война с вирусом приобрела планетарный характер, от победы в этой войне зависит многое. Это война за место в мире, деформированном или трансформированном коронавирусной пандемией.

И, как показывает история человечества, войны выигрывают не те, кто сильнее, а те, кто умнее.

[1] Соответственно, благодаря притоку рублей как на дрожжах росла и российская экономика – в среднем на 7% в год. Но ЦБ заботил не приток рублей, а курс валюты. Как только, заботясь о курсе, ЦБ прекратил вливать в экономику ликвидность экономика России свалилась в кризис 2009 года, а затем уже второе десятилетие стагнирует.

[2] Полтерович, В. и Попов, В (2002). Последняя надежда. Журнал «Эксперт» №48, 2002 год.

П.С.

Для тех, кто использует Телеграм:

Материалы этого блога можно на несколько часов (а иногда - дней) раньше прочитать на телеграм-канале "M2".

В Телеграме его можно найти, введя в строку поиска @m2econ.

Или воспользуйтесь ссылкой https://t.me/m2econ

Дзен: https://zen.yandex.ru/m2econ

Подписывайтесь!


Добро пожаловать! Вы первый раз здесь?

Что вы ищете? Выберите интересующие вас темы, чтобы улучшить свой первый опыт:

Применить и продолжить