Получайте новости с этого сайта на
Сергей Блинов

О макроэкономике Белоруссии

Почему по темпам роста до 2014 года Белоруссия опережала Россию, а с 2015 года – наоборот, Россия впереди?

Фото: kremlin.ru

Если сравнить, как росли экономики Белоруссии и России, то получится такая картинка.

За точку отсчёта, за 100, здесь принят 1994 год, год избрания Александра Лукашенко президентом.

Мы видим, что за прошедшие 25 лет белорусская экономика выросла в 2,7 раза, а российская экономика - лишь в 1,9 раза.

То есть, в целом Белоруссия у России это мирное экономическое соревнование выигрывает.

На что нужно обратить особое внимание?

До 2014 года в Беларуси темпы лучше. С 1996 по 2014 год (в течение 19 лет!) экономика Беларуси ни разу не падала. Это очень серьёзный результат по любым международным меркам. Внутри этого отрезка выделяется 2009 год. Экономика России тогда сократилась на 7,8% по ВВП. Это - худший результат среди стран большой двадцатки и 205-е место в мире по темпам ВВП из 215 стран. ВВП же Белоруссии пусть и символически, на 0,2%, но вырос.

С 2015 года Беларусь отстаёт. Для Лукашенко проблемными стали 2015 (-3,8%) и 2016 (-2,5%) годы. Экономика Белоруссии поэтому лишь в 2019 году вернулась на уровень 2014 года, а Россия пусть и не очень сильно, но превысила тот уровень на +4%.

Два мифа о белорусском росте

За счёт чего экономика Белоруссии так хорошо росла 19 лет, с 94-го по 2014-й?

Самое популярное, хотя и ошибочное, объяснение экономических успехов Лукашенко – это (в кавычках) «российские преференции».

Прежде всего - поставки российских энергоносителей по более выгодным ценам. Что-то типа «купили дешёвую российскую нефть, сделали из неё бензин и продали по дорогим ценам в Европу».

Затем – ставшие притчей во языцех «морепродукты белорусского происхождения»: Беларусь, якобы, наживается на том, что имеет с Россией общее экономическое пространство и зарабатывает на поставках товаров в обход российских «анти-санкций».

Разоблачить последний миф особенно легко. Два самых проблемных для белорусской экономики года (2015 и 2016) пришлись на время, когда этот мнимый эффект от санкций-антисанкций должен был бы быть максимальным. Но вместо роста экономики мы видим её падение.

Что касается первого мифа (про использование дешёвой российской нефти), то его экономический смысл сводится к тому, что таким образом Беларусь получает выгоды во внешней торговле, растёт её положительный торговый баланс.

Почему же это миф? Да потому, что никакие успехи во внешней торговле, никакая иностранная помощь не работают в плюс при ошибочной денежно-кредитной политике.

Самый, пожалуй, наглядный пример - это сама Россия. Все провальные с точки зрения экономики 1990-е годы у России был положительный торговый баланс. Но экономика при этом катилась и катилась под откос до самой низшей точки в 1998 году.

Другой пример – 2018 год. Торговое сальдо в том году было 195 млрд. долларов, что стало вторым в истории после 2011 года (197 млрд.). А сальдо текущего счёта (что ещё важнее) и вовсе показало исторический рекорд в 112 млрд. долларов – такого в истории России не случалось. И что мы увидели? Что эти успехи на внешнеторговом поприще никаких экономических чудес России не принесли, всё обошлось скромным ростом на 2 с половиной процента ВВП.

Отсюда следует простой вывод: экономические успехи Лукашенко - не в выгодном посредничестве между Россией и Европой (которое, конечно же, имело место, да и грех было бы им не пользоваться при таком геополитическом положении).

Но тогда в чём же?

Секрет роста – в денежно-кредитной политике

Причины белорусских и успехов, и неудач на ниве экономического роста - в денежно-кредитной политике. Всё будет понятнее в сравнении с Россией.

Типичные ошибки российского ЦБ во время последних кризисов 1998, 2008 и 2015 годов - это валютные интервенции и, по сути, игнорирование инфляции. И то и другое приводило к сжатию, сокращению денежной массы в реальном выражении, а значит к падению платежеспособного спроса и к кризису.

Белорусские власти до 2014 года таких макроэкономических ошибок не допускали.

Во-первых, они не увлекались валютными интервенциями и в случае финансовых неурядиц позволяли белорусскому рублю ослабляться.

Во-вторых, сокращение денежной массы из-за инфляции они компенсировали (чем, как вы думаете?) – наращиванием денежной массы!

По указаниям президента Лукашенко белорусским предприятиям выдавались кредиты, что наращивало денежную массу в стране и компенсировало её сокращение из-за инфляции. Поэтому финансовые кризисы не сказывались на экономике Белоруссии так пагубно, как это происходило в России.

Можно сказать, что до 2014 года Лукашенко вёл пусть и не совсем профессионально выверенную, но в принципе верную макроэкономическую политику. Качество экономической политики в Белоруссии было, таким образом, выше, чем в России. Соответственно и экономика Белоруссии росла куда как быстрее.

Однако, с 2015 года Лукашенко вместо инстинктивной, но здоровой реакции на нужды экономики стал ориентироваться на «цивилизованные» показатели – низкую инфляцию, стабильность курса национальной валюты.

Судя по серьёзному сокращению ЗВР (их среднегодовой уровень снижался до октября 2016 года) пошли в ход (ранее не применявшиеся активно) валютные интервенции. А их (интервенций) губительность для денежной массы очевидна.

В 2011 году при инфляции на уровне 10% темпы роста денежной массы (порядка +40%) не только с лихвой перекрывали сокращение покупательной способности всей массы денег в стране, но и обеспечивали рост денежной массы в реальном выражении, а значит и рост спроса. Не удивительно, что экономика в 2011 году (ВВП +5,4%) росла успешнее российской.

Но, например, в 2016 году при сопоставимом уровне инфляции (+12%) денежная масса не росла, а сжималась (в июле сокращение агрегата М2 достигало -12%, а сокращение денежной массы в реальном выражении, с учётом инфляции в том месяце составило -22%).

Иначе говоря, Лукашенко отказался от собственных, испытанных способов решения экономических проблем. И закономерно получил эти проблемы в полной мере. В 2015-2016 годах у него были и низкая инфляция, и стабильный рубль, вот только экономического роста больше не было.

Иными словами, если в России качество макроэкономической политики и после 2014 года осталось, в принципе, тем же, то в Белоруссии оно резко упало. Соответственно последний этап экономического соревнования Белоруссия России проиграла.

Аполитичная экономика

Сразу оговорюсь, что данный обзор не является ни «восхвалением Лукашенко» (когда говорится об успехах экономического роста в Белоруссии до 2014 года), ни его порицанием (когда говорится о «провальной пятилетке» 2015-2019 годов).

Дело в том, что экономика (или, точнее, экономический рост) мало зависят от демократичности или авторитарности тех или иных правителей или режимов.

Поэтому человеконенавистнический режим нацистской Германии вполне смог обеспечить быстрый и эффективный выход из Великой депрессии, в то время как другие, куда более «либеральные» режимы (например, Франции) ещё продолжали в эту депрессию погружаться.

И именно поэтому «недемократичный» Китай показывает чудеса экономического роста, в то время как «демократичная» Япония 30 лет находится в стагнации.

А ларчик открывается просто. Есть известное выражение Дэн Сяопина: «Не важно, какого цвета кошка, если она ловит мышей». Перефразируя можно сказать: 

«Для роста экономики не важно, насколько демократичен режим, если проводится правильная денежно-кредитная политика».

P.S.

Коротко основные мысли из этой статьи были изложены в эфире РБК 10 августа 2020 года

P.P.S.

Для тех, кто использует Телеграм:

Материалы этого блога можно на несколько часов (а иногда - дней) раньше прочитать на телеграм-канале "M2".

В Телеграме его можно найти, введя в строку поиска @m2econ.

Или воспользуйтесь ссылкой https://t.me/m2econ

Дзен: https://zen.yandex.ru/m2econ

Подписывайтесь!

Добро пожаловать! Вы первый раз здесь?

Что вы ищете? Выберите интересующие вас темы, чтобы улучшить свой первый опыт:

Применить и продолжить